Дикий сексуальный рынок при матриархате. Часть 4.

Из всего вышесказанного совершенно очевиден тот факт, что, хотя ДСР дает явные преимущества небольшой части населения, 85-90 % его участников проигрывают, и обречены на моральное и физическое одиночество. Нет ни малейших сомнений, что ДСР в обществе человека разумного, как биологического вида — явление глубоко искусственное, как и порождающий его матриархат, держится силовыми методами и на штыках, всемерно подкреплен масштабной системой дискриминации мужчин и антимужскими законами, возникает только на очень короткие, по историческим меркам, периоды времени, за которые общества, где по тем или иным причинам возникает ДСР, исчезают с лица земли, и на их место приходят более здоровые этнические сообщества, живущие по модели КБР.

Поскольку неизбежные и стремительные результаты и последствия ДСР — хаос, деградация общества и лавинообразное падение качества и количества населения.

Для полноты и логического завершения темы дикого рынка секса, очень коротко и конспективно подведу некоторые итоги, которые, безусловно, хорошо знакомы тем, кто в теме, и постоянно освещаются в материалах МД.

Кому и почему выгоден ДСР?

В общем и целом, ДСР очень удобен и выгоден находящимся у власти, криминализованым, по сути, режимам и диктатурам. Когда люди разобщены, одиноки, зомбированы, дезориентированы, лишены предков, семей, кланов, преемственности поколений, общества атомизировано — такими обществом и людьми очень удобно управлять, цинично и безжалостно эксплуатировать и манипулировать, не опасаясь бунтов, восстаний и революций. Вместо поисков смысла жизни и надличностных ценностей, обретения контроля над своей жизнью и устранения социальных паразитов, средний мужчина все свои силы и энергию тратит на поиск бабы для секса. Вместо объединения ради общих дел, идей и целей, мужчины начинают конкурировать между собой за ранг в нео-обезьянеьй иерархии и доступ к самкам.

Кроме того, ДСР безумно выгоден — его же и насаждающему — капитализму в виде, в настоящее время, общемировых финансовых корпораций, в которые интегрированы диктаторские правительственные режимы.

В условиях ДСР, женщина, при умелом использовании ее мощных инстинктивных программ перманентной сексуальной провокации, поиска альфа-самцов, и проституирования со всеми остальными самцами, мгновенно превращается в идеального потребителя — товарно-денежную черную дыру. Вслед за женщиной в идеального потребителя превращается и мужчина, которому, чтобы выиграть в условиях рыночной конкуренции за покупку лучших самок, приходится непрерывно имитировать и обновлять материальные эквиваленты статуса, одновременно покупая секс у проституток, в которых превращаются практически все женщины, по чудовищной рыночной цене. Стремительно увеличивается количество одиноких, не имеющих семьи людей — чем их больше — тем больше жилья и товаров они купят, тем больше личных кредитов возьмут.

Некоторые особенности и последствия ДСР в развитых странах.

Среди женщин возникает многочисленная категория так называемых принцеждалок — женщин, которым как по причине полной личной неадекватности, так и по причине радикальной разницы между запрашиваемой за себя ценой в виде запредельных качеств потенциального партнера и реальной себестоимостью — вообще не удается найти мужа или постоянного партнера и родить детей.

Практически все 100% женщин (за исключением мизерной и все время еще более уменьшающейся статистической погрешности) начинают заниматься прямой или бытовой проституцией, что сильно ухудшает ситуацию с ЗППП.

Возникает масштабнейшая женская псевдокультура манипулирования мужчинами для захвата их материальных ресурсов, которая заменяет традиционные семейные ценности. Эта псевдокультура включает в себя огромное количество грязных аморальных манипулятивных приемов, и, так называемый, режим заманухи или демоверсию.

Стремительное ухудшается генофонд социума — абсолютный приоритет в доступе к сексу получают так называемые альфа-самцы — носители крайне вредного генетического мусора — что ухудшает общее качество населения — число лиц, неспособных к созидательной деятельности, существованию в условиях цивилизованного общежития, разнообразных преступников и маргиналов лавинообразно растет.

Рождаемость резко падает ниже порога естественного воспроизводства населения.

Общество утрачивает нравственные нормы и ориентиры, гарантирующие его стабильность и длительное существование.

Возникает нарастающая межполовая напряженность или война полов.

И главное следствие — социум, где по той или иной причине возникает ДСР, за рекордные сроки вымирает и освобождает территорию для здоровых социумов, где ДСР не существует.

(Лирический) эпилог — Почему сами бабы ненавидят прямое или косвенное упоминание о ДСР?

Честно говоря, на подобные темы я с бабами разговариваю крайне редко — говорить дуре, что она — дура, бесполезно, потому что она — дура! Более того, убеждать проститутку, что заниматься проституцией аморально — еще более бесполезно — баба в любой ситуации делает то, что ей наиболее выгодно. И она, не приходя в сознание, будет до смерти торговать собой, зная, что вокруг нее вертятся миллионы лишенных достоинства баборабов, и что на ее стороне чудовищный вооруженный безумный госупырь…

Однако, так или иначе, несколько таких разговоров или переписок у меня состоялось. Я, более или менее вежливо, намекал теткам, что мы все находимся на рынке, и, запрашиваемая ею цена (ухаживания, брак, серьезные отношения, нездоровый интерес к моему жилью и доходам), несколько, мягко говоря, не соответствует критериям ее реальной стоимости — преклонному возрасту, наличию вредных привычек, наличию детей, и, не модельной, мягко говоря, внешности. На что тетка низменно отвечала, что она вообще не понимает — о каком рынке идет речь, и что она ищет человека для серьезных отношений, который ее (со всем этим дерьмом!) полюбит.

После чего я немного пораскинул мозгами и вывел несколько причин, по которым средняя самка никогда не признАет, даже перед самой собой, наличие ДСР, и что она — не более, чем рядовой товар:

Это ей, как бытовой проститутке, невыгодно — признать себя товаром — автоматически означает признать возможность конкуренции с другими аналогичными товарами, и торга, который сулит снижение потенциальной прибыли.

Это их пугает, поскольку прозревший мужчина, осознавший наличие ДСР и понявший его структуру, может далее понять, как грандиозно его на этом рынке одурачивают, перестанет платить за секс, и бабам придется выживать самостоятельно. А торговля половым органом — для женщины по соотношению трудозатраты/заработок за единицу времени (ноль/до хрена!) при чудовищно вздутых ценах на секс — в разы, в порядки эффективнее любой работы!

И — пожалуй, это даже самое главное — понимание себя товаром на рынке лишает ее иллюзий — баба категорически отказывается соглашаться с тем, что она собственноручно просрала собственную жизнь, как и с тем, что ей, уже, как товару мусорному, шлаковому, бросовому, ничего в условиях рынка не светит!

И вот тогда включается великая и могучая мантра про любовь — универсальный гарнир, повязка на глаза, анестетик и наркотик — будучи под которыми, мужчина купит кусок говна по цене тонны платины…

Спасибо за внимание. С уважением.

Михаил.

Комментарии к записи Дикий сексуальный рынок при матриархате. Часть 4. отключены